Открыть главное меню

О датировке Арканарской резни

Версия от 09:52, 26 декабря 2020; 01 (обсуждение | вклад) (Новая страница: «== Часть 1 == Что, если представить себе Европу не как средневековый христианский мир, не ка...»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)

Часть 1

Что, если представить себе Европу не как средневековый христианский мир, не как спутник Юпитера, а как нечто третье? Собственно, это и сделали Аркадий и Борис Стругацкие (АБС). Повесть «Трудно быть богом» (ТББ) 1963 года, конечно, о землянах, о сегодняшних людях, просто космос, как известно, — самый надежный полигон фантастики. Однако перед нами не абстрактные medius aevus, не фэнтези, иначе сложно было бы АБС говорить о социальных проблемах. Отсылки к реальному прошлому очевидны: это и Область Святого Ордена — Папская область, и Империя — явная Священная Римская империя, а в торговой республике Соан, «давно уже пустившей все свои леса на корабли», всякий узнает Венецию. Верно и упоминание о трех тысячах соанских рабов-ремесленников, поднявших бунт, утопленный в крови. В Западной Европе рабство бытовало в основном на протяжении «темных веков». Однако Венеция вела торговлю людьми дальше, были там и мастеровые из рабов, большинство бесправных — в домашнем услужении (»Это твой раб?» — вопрос Киры о мальчике-слуге Уно) [1]. Этот атавизм из времен викингов Швеция (не знавшая крепостного права) официально отменила лишь в 1335 году. Итальянские города-государства покупали пленников и пленниц (генуэзские фактории в Крыму в XIII — XV вв., Каталонская компания в афинском герцогстве) [2]. М. Сервантес позднее угодил в лапы алжирским корсарам. В подобном плену пытался создать из пиратской армады вольную республику на воде Арата Горбатый, рабы на галерах (катаргонах) стали множиться к финалу средневековья, как и силы пиратов-берберийцев.

А теперь, как говорил орёл наш дон Рэба, «посмотрим, в чем замечен дон Румата Эсторский за пять лет своей загробной жизни в Арканарском королевстве»? С рабством и невежеством борется в этом мире Румата, он же Антон из другого мира, из прекрасного далека, сотрудник Института Экспериментальной Истории. Как интеллигент (не просто интеллектуал) он именно «агент будущего в настоящем (прошлом)» [3]. Он разведчик с Земли, словно ушедший в землю по пояс, как в могилу, к предкам, в грязь и кровь подлинной истории.

Уже в ХХ веке в стране самого обуржуазившегося дворянства сохранялись сословные внешние различия: рабочие раньше старели; бедняки были в среднем ниже ростом, физический труд, развивая определенные группы мышц, придавал согбенность [4]. Для простолюдина Средние Века — прежде всего «универсум голода», а стало быть и болезней. Феодалы несравнимо лучше питались (рацион из животных белков), это своего рода спортсмены средневековья, они предавались верховой езде, охоте, турнирам, празднествам, игре в кости и карты [5]. Барон Пампа пытается в порту продать в рабство безденежного дона — венгерский крупный феодал мог полулегально лишить свободы шляхтича [6]. Даже в среде господ устанавливается зависимость, обязанность службы, лестница вассалитета. Были и рыцари из несвободных: министериалы из Св. Римской империи, которые также несли административную службу, т. е. были привилегированной дворней. (Похожая картина у младшей дружины (»детей») на Руси, самурай, «боевой холоп», мог прислуживать за столом своему сюзерену). Положение свободного и раба сближается, появляется крепостной — он зовется как и античный невольник (serv). Такая древняя категория как гражданин пропала в черной дыре Арканара. (Слово «гражданин» — житель града, города, не крепостной; на Западе буржуазные права и свободы возникают в вольных городах).

Однако горожане, сытые лавочники, в мире насилия (»нормальный уровень средневекового зверства») порождают фашизм (»организованное зверство»). Антагонист первоначально носил имя не Рэба, а Рэбия, — намек на сталинского сатрапа. АБС, чтобы показать правомерность употребления таких терминов как «средневековье ХХ века» и «охота на ведьм» по отношению к фашистским и околофашистским практикам, устраивают игру символами. (Музыка в Веселой башне, заглушавшая вопли пытаемых, мешавшие королеве, — отголосок «Танго смерти», оркестра Яновского концлагеря на окраине Львова). Штурмовые отряды из нынешней эпохи попадают в прошлое и берут в руки топоры мясников. Раз серость поднялась раньше времени, вознамерившись стать господами, не нуждаясь в цитатниках Мао или Ницше, то можно узнать — когда. Какому именно периоду земного средневековья соответствует описанный АБС Арканар времен «внеэкономического принуждения»?

Дон Румата в начале повести прибывает в Пьяную Берлогу к отцу Кабани. Среди новых изобретений монаха — самогонный аппарат и «горючая вода». Спирт путем дистилляции получали еще александрийские алхимики, позже арабы применяли его для изготовления духов и лекарств. В Европе крепкий алкоголь известен с XII века. Однако он долго оставался новинкой и распространялся по региону неравномерно, винный спирт получен французами лишь в 1334 г [7]. (АБС сами обесценивают открытие отца Кабани строками о ромовом торте и роме, который дон Тамэо пьёт сразу после переворота). Ром из метрополии плещется в стеклянной фляге тонкой работы, явно венецианской. Конкуренты Венеции — богемские мастера, в конце дученто появляются первые их цеха; Кабани такой же как они «инстинктивный химик и мастер-стеклодув», раз даже в Пьяной Берлоге у него стекло в единственном окне, а не пластина слюды, не бычий пузырь. Готика уже — время витражей; к возвращению Марко Поло созданы очки, стекла тонкие и чистые. Итальянские стеклодувы к тому моменту преуспели настолько, что республика Св. Марка их «загнала в бутылку» почетного гетто на острове Мурено во избежание утечки технологических секретов. Стекла в Арканаре не редкость. (Зеркала нынешнего типа появились в середине XIII в. — мода еще не добралась до имперской провинции, Румата дома употребляет металлическое зеркало).

Следующая субстанция — золото. В Пьяной Берлоге спрятан малогабаритный полевой синтезатор с говорящим названием «Мидас». Это как бы итог устремлений алхимиков, способный трансмутировать элементы. То, чего квазиученые средневековья так и не добились, Румата получает из нескольких лопат опилок. Даже не просто аурум, а сразу монеты с королевским профилем. «Одного этого золота было бы достаточно, чтоб сжечь вас на костре!.. Это дьявольское золото! Человеческие руки не в силах изготовить металл такой чистоты». Итак, в Арканаре уже обращают внимание на лигатуру драгоценных металлов. Во Франции пробу на изделиях из золота стали ставить в 1275 году [8], десятилетие спустя появился венецианский дукат 986 пробы, который веками избегал порчи. «Желтый дьявол» постоянно мелькает в руках землянина — Румата роздал тридцать килограммов золота в попытках спасти Тату и других лейб-знахарей (»дело врачей»). Монетка из серебра фигурирует лишь один раз. Это тем более странно, что в Арканаре имеются серебряные копи, дорога к которым идет через владения барона Пампы. Множество таких месторождений находилось именно в Цезарской Империи, в Центральной Европе — Рудные горы, Силезия, Тироль, Трансильвания (алхимик Ботса заложил несколько рудников, которые позже Рэба прикажет оплести колючей проволокой). От Каролингского возрождения до итальянского фактически царил серебряный стандарт: золотыми были лишь имевшие хождение византийские солиды да их редкие подражания (уже в середине XIV в. датский король продает северную Эстонию крестоносцам за 19 тысяч марок — 4443 кг серебра [9]). Монеты высшего и среднего достоинства были из серебра — grosso — от чего возникло название «грош», перешедшее позже и на медяки. Дукат и fiorin d'oro (1252) копируют во многих странах: немецкий гульден (»золотой»), венгерский форинт — укравший даже название — век спустя украшает свой аверс профилем короля.

Кабани произносит яркую нетрезвую речь о сути научно-технического творчества: «Кто-то давным-давно все выдумал, сложил все в ящик, провертел в крышке дыру и ушел… Приходит отец Кабани, закрывает глаза, с-сует руку в дыру». Отец-изобретатель точно видит бессознательный характер своего таланта, творческая сила каждый раз доставала из мозга неведомо что (в отличии от программируемого ящика «Мидаса»). До ТРИЗовских методик прикладного новаторства было далеко, результат совсем не всегда совпадал с начальным вектором мысли (»Каждую секунду он опускает руки в черный ящик — в какой бархатной абсолютной темноте они пребывают! Неизвестно даже, руки ли он оттуда вынет, из своего вытяжного шкафа... Острее бритвы тот край между его мозгом и тем, чем заняты его руки, которые так уж смело копошатся там, в потемках люциферичного света» [10]). Мясокрутке в Веселой башне нашли известное применение, мясорубка (как и колючая проволока) — из XIX столетия. АБС поскромничали, согласно легенде просветителей алхимик Альберт Великий в тринадцатом веке якобы творил роботов, помощников по хозяйству [11]. А вот испанец Арнольд из Виллановы (ок. 1235 — 1311), родоначальник медицинской алхимии, писал о ядах и противоядиях (»крупнейший в Империи специалист по ядолечению»), о лекарственных растениях (автор трактата «О травах и иных злаках…»), работал врачом при дворах пап и королей (»герцог Ируканский чуть было не пожаловал дворянство»), много путешествовал от Парижа до Магриба и погиб в кораблекрушении, спеша к авиньонскому пленнику (идет в страну, где уже год бесчинствуют Серые роты), из бедной семьи, образование получил в монастыре нищенствующего ордена (»интеллигент, убежденный гуманист и бессребреник»), знал теологию (»Если б я мог представить себя богом, я бы стал им!», «Создатель, я не знаю твоих планов, может ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми», «Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными…»), переводил с арабского, возглавлял в университете Монпелье кафедру медицины (»высокоученый доктор Будах»).

«Сгнившие частоколы времен Вторжения» видит дон Румата за городом. Если частоколы сгнили, но еще стоят — значит угроза минула несколько десятков лет назад. Вторжение с большой буквы — это Западный поход монголов, вернее та его часть, что пришлась на Центральную Европу в 1241 — 42 годах (Великое переселение народов и захват арабами Пиренеев— намного раньше описываемой эпохи, турки-османы появляются несколько позже). Варвары спустились с отрогов Красного Северного хребта (Урала). Антон-Румата, мечтая о «макроскопическом воздействии» на серость, опасается новых набегов: золотоордынцы и сепаратист хан Ногай еще несколько раз нападали на поляков, венгров, болгар в течение тринадцатого века. Землянин под именем Шуштулетидоводус — шаман у вождя варваров, значит ислам еще не принят Ордой (1321 год). Есть и варвары-наёмники в порту, в конных заставах: меднокожие, ширококостные люди, в шкурах шерстью наружу. Скорее всего, это половцы-куманы, бежавшие от Батыя в составе сорока тысяч кибиток в венгерскую степь. Половцы же составляли значительную часть ордынского войска. (Боевых верблюдов, например вьючных, знатоками каких был род Эсторских, могла забросить на Дунай сила татарского нашествия, да и то ненадолго).

За триста лет до описываемых ТББ событий железные роты маршала Тоца преследовали орды отступающих через Икающий лес варваров; Тоц впоследствии стал первым королем арканарским. Венграм-кочевникам, бежавшим с поля битвы на реке Лех (955 год), последней для домонгольской степной экспансии, наступали на пятки немецкие рыцари, сжигая убежища побежденных. Победители семь лет спустя основали Священную Римскую империю. (»Маршалом» будущего Пица Первого могли назвать летописцы уже XIII века, когда братья-тевтонцы и французы ввели у себя это звание для военачальников). «Зарубите себе на носу, дон Рэба… Для нас, коренного дворянства метрополии, все эти Соаны и Ируканы, да и Арканар, были и всегда останутся вассалами имперской короны». Эсторская Империя — по сути надгосударственное образование, каким на Земле была империя германских цезарей (кайзеров) — Св. Римская (962 — 1806). Не видно у арканарских баронов рыцарей-ленников, зато сказано про их дружины и егерей (аналог сержантерии), у Пампы отсутствует хотя бы оруженосец. Между королем и баронством — иерархических ступеней нет.

Перри Андерсон писал, что на всем восточноевропейском пространстве «было мало или совсем не было промежуточной страты землевладельцев между рыцарями и монархами», сложные цепочки вассальной лестницы здесь практически неизвестны [12]. Но причина не в том, что страны Вост. и Центр. Европы отстали: возникли позже и на более низкой материальной базе, в чистом поле. В Венгрии после 1222 г. рыцари подчинены королю, а йоббагионы, незнатные воины и мелкая шляхта (»безденежные доны», бедные идальго), — князьям, при том, что последние это наместники округов, где у них самих есть крупные наделы, а у рыцарей — мелкие (на Западе подобный «вассалитет» был просто невозможен) [13]. Схожая ситуация — при большем масштабе — и в кайзеровской империи (имперские рыцари), при том, что часть ее входила ранее в состав империи античной и прошла через романо-германский синтез, который и породил феодализм. (Т. к. под имперской короной разные типы медиевальных обществ, то и далее будем сравнивать мир ТББ с усредненной Европой, обобщенным средневековьем.). М. Блок маркировал феодальный мир рекой Эльбой и первичным фронтиром Реконкисты [14]. Парафеодальный (нобиломагнарный) социально-экономический строй в империи был того же типа, что и на Руси, в обеих частях будущей Речи Посполитой, из массы зависимых крестьян он сверстал «второе издание крепостничества» уже в конце средневековья [15].

(За последний возрожденческий век цены на хлеб выросли в 4-6 раз, Восточная Европа стала для Западной сырьевой (зерновой) базой [16], «изначальным третьим миром» [17]. Стало выгодно ввести барщину (а с ней и крепостное право). Парафеодальные отношения не дали буржуазии развиться в срок, та не смогла оказать сопротивление знати, прибравшей и торговлю на дальние расстояния в свои руки; на Западе все было ровно наоборот [18]. Пруссия, «вылупившаяся из пушечного ядра» и выросшая в имперского орла, под крыльями которого объединилась немецкая нация, относится сюда же; Италия прошла рефеодализацию в конце ренессанса и впала в застой [19]. В ту пору формировалась периферия капиталистического хозяйства, в Латинской Америке и остэльбской Европе [20]. В странах периферии и полупериферии (куда временно угодили немцы после поражения в ПМВ) вырастут фашизм и фашизоидные режимы разных типов [21]. Оказавшись наконец на коне, «средний класс» брал реванш, спаяв железом и кровью «противоестественный союз лавочников и грабителей с большой дороги».)

Соответственно, слово «крепостной» упомянуто в ТББ лишь дважды, и то в умозрениях Руматы (рабы — пять раз). Арата участвовал в вилланской войне, а вилланы это только феодально-зависимое крестьянство (лично свободное, если речь не идет об англичанах). Тогда Арату до полусмерти избили соратники, вообще вилланы поступили типично для тех, кто имел хоть какие-то права среди средневекового холопства: доведенные до состояния «живых скелетов», простили своего герцога, польстившись на подачки [22]. Жакерии, пожары народной войны, занялись под занавес эпохи, когда вековой гнёт все усиливался, да еще добавились чума и Столетняя война [23].

Даже добытая свобода не лечит — «века угнетения превратили французских крестьян в полулюдей» [24]. Железный всадник делает больным, доводит до невроза и крепостного, и просто подданого — разные категории зависимости были разными степенями униженности и бесправия [25]. АБС пишут, что забитые крестьяне не покидают землянок (!) даже для труда на полях. Опустим вопрос — как кормились такие пахари, но значит они не обязаны отрабатывать барщину, не боятся нарваться на прямое насилие феодала из-за невыхода на работу. В Арканаре и в окрестных землях Империи постоянны крестьянские мятежи: армия дона Кси и Пэрты Позвоночника в Гниловражье, видимо, остаток восстаний, вспыхнувших после неудачного пограничного конфликта (затеян Рэбой), охвативших всю страну и до дна опустошивших казну. Арата участвовал когда-то в мятеже, подавленном имперской гвардией; ныне «гуляет во главе взбунтовавшихся холопов по восточным областям метрополии»; вышеупомянутая вилланская война. Так ведут себя землепашцы, если феодалы не «отучили» их браться за оружие, т. е., как правило, до либо вне крепостничества [26]. Парафеодальные общества используют простолюдинов и в войске, и в колонизации отвоеванных земель, например Испания, где феодальный синтез (кроме северо-запада страны) оборвали арабы. На феодальном Западе боевые традиции строго ограничивали применение пехоты [27]. АБС несколько раз пишут об анонимных солдатах в Арканаре, и это не штурмовики, не наемники. В Венгрии тринадцатого века — jobbagiones castri, «солдаты замков», крестьяне, но и мелкопоместные дворяне, больше похожие на северогерманских фрейманов XI — XII вв [28]. Очевидно, таких искал по всем улицам и церквам Тевтонии «епископ и боевой магистр» Альберт, основатель Риги: у меченосцев служили разного рода конные и пешие кнехты, большую пользу принесли баллистарии-арбалетчики [29].

(Специализация военного дела возложила на рыцаря таранный удар копьем, на пехоту — оставшиеся функции (оба-два легендарных народных мстителя — меткие стрелки). ТББ постоянно упоминает арбалеты, церковь запрещала их уже в 1136 г. Арбалетным болтом убивают любовь героя — Киру, провоцируя тем самым «арканарскую резню». По мнению известного комментатора АБС С. Переслегина, это была именно провокация со стороны «мстителя милостью божьей» Араты Горбатого, дабы руками Руматы совершить революцию против Ордена, захватившего страну [30].)

Уже жертвы меченосцев — эсты и ливы — вполне оценили броню угнетателей [31]. Как верно отметили АБС, «кольчуги неплохо защищали от меча и кинжала, но арбалетная стрела пробивала их насквозь». Распространение самострелов, знакомство с амуницией народов Востока и Византии, развитие воинского искусства и кузнечного ремесла привели к усилению защиты. На службу Румата, богатый аристократ, надевает «благословенную кольчугу»; латы помянуты дважды, хотя это явный анахронизм (см. ниже). Панцирь есть у Пампы, есть и двойной соанский. Скорее всего, будучи дилетантами, АБС имели в виду кирасу: недаром нож бьется о нагрудную пластину панциря Пампы. По мнению А. Н. Кирпичникова на Руси словом «панцирь» после татар называли кольчатый доспех (двойного плетения,у него мог быть нагрудник — зерцало), до татар — латы типа бригантины (два-три слоя стальных пластин внахлест, наклепанных под суконную куртку) [32]. Мы не видим донов Арканара ни в полном боевом облачении, ни в турнирном. Но появление panzer любого вида говорит об одном. Бригантины, айлеты, наколенники, поножи, пластроны-нагрудники, позже и кирасы и т. д. в итоге превратят фигуры феодалов в буквально неуязвимые, удивительные и для человека эпохи поздней стали. Соседние века зрелого — позднего средневековья это время перехода от кольчуг к полным латам, full-plate [33]. Рыцари массово обрастают элементами бронезащиты с закатом движения за «гроб господень».

Одна из причин и следствие появления усиленного переходного доспеха это более серьезное оружие нападения. Романские мечи и их наследие — готические — уже предназначались не только для рубки, но и для колющих ударов [34]. Некоторые из них были уже не одноручными, а полуторными, но их вес и баланс позволяли управляться с ними одной рукой. То есть, Румата мог драться «по-македонски», с мечом в каждой длани. Самая ранняя сумма фехтования — манускрипт I.33 (ок. 1300 г.), содержит приемы уколов и парирования, те самые «выпады и отражения», в коих упражнялся герой повести в первое утро. Двуручные тяжелые мечи, какие были у Пампы и у гвардейцев в обеденной зале короля, появились еще в XII веке [35]. Поначалу они были распространены слабо, ибо двуручный хват требует отбросить щит, а наличный кольчужный костюм защищал всего лишь неплохо, такие рубаки как Румата Эсторский вполне могли располовинить двойной панцирь вместе с неподвижным манекеном. (Но имя уже вошло в местный фольклор: Урочище Тяжелых Мечей, где землянин напрасно ждал Будаха).

Треугольными щитами пользуются воины Ордена, например французскими экю (появились в дученто и применялись до середины Ренессанса). В руке у воина господня «длинное копье с широким аккуратно зазубренным лезвием», такие АБС все время называют пиками (у пики не листовидный, а узкий граненый наконечник, фр. pique — острие, колкость). Копье куда легче и короче чем пика, брошенное в спину Румате во время ареста, оно едва ли могло быть тяжелым, скорее это был дротик. Два меча применяли наемники-ландскнехты, но один из них был намного короче другого, кацбальгер-»кошкодёр». То же и у японских самураев, но для них «теория двух мечей» еще и символ власти, их отличие от простолюдинов. Известный востоковед считал, что средневековые ниндзя могли вращать короткий клинок так, что ни одна стрела или метательный томагавк не прорывались сквозь эту завесу (вот истоки «веерной защиты» дона Руматы) [36]. Такое удвоение количества мечей (и утяжеление брони)— следствие еще и повышения производительности металлургии. В конце тринадцатого века в империи цезарей зажжены штукофены (высокие кричные печи), предшественники домны. Поэтому у слуг Руматы не только секиры, но и железные шапки, двери окованы; единственный ремесленник, с кем говорит дон — кузнец Кикус. Железо повсюду, зачастую уже ржавое, Арату сделали Горбатым, избив железными палками, чиновники Ордена держат целый ящик со знаками очищения — железными браслетами.

В 1238 году построена в мавританской Испании бумажная фабрика. В то время в империи новый писчий материал за ненадежностью запрещен в делопроизводстве, но теперь он на столе и в кабинете Рэбы, и у брата Нанина, пишущего прошения в корчме. На бумаге каллиграфы выводят-рисуют ломбардские версали и минускулы и готические буквы (»разглядывая чудесный цветок заглавной буквы, понимаешь, что переписчик, возможно, едва управлялся с нею за день»). Такое искусство недалеко от стараний иллюминаторов — разукрашенные ими книжки с картинками инопланетянин Румата дарит маленькому принцу. Книги эти, по умолчанию, все еще из пергамента, что будет конкурировать с бумагой и в первых печатнях.

____________________________________________________________________________________________

[1] Соколов Н. П. Образование Венецианской колониальной империи. Саратов, 1963. С. 159-160, 166-168, 441.

[2] Грегоровиус Ф. История города Афин в Средние века. М., 2009. С. 578-579; Карпов С. П. Латинская Романия. Спб., 2000. С. 28.

[3] Тарасов А. Н. О «священных коровах», «всероссийских иконах» и вечно пьяных «гарантах» демократии. https://scepsis.net/library/id_96.html

[4] Оруэлл Дж. Англичане / Эссе, статьи, рецензии. Пермь, 1992. С. 197, 220; он же. Искусство Дональда Макгилла / Там же. С. 145.

[5] Кахк Ю., Сийливаск К. История Эстонской ССР. Таллин, 1987. С. 19. Ср.: «Обычные, характерные занятия праздного класса… управление, войны, спорт и развлечения и отправление обрядов благочестия». (Веблен Т. Теория праздного класса. гл. III. https://www.libfox.ru/362643-21-torstein-veblen-teoriya-prazdnogo-klassa.html)

[6] Cемёнов В. Ф. Венгерская Золотая булла 1222 года // Средние века. Сб. статей. Институт истории АH СССР., 1955. выпуск 6. С. 79, 89.

[7] см. «История водки» Похлёбкин В.

[8] https://fot55.ru/Tom1/Proba/415.htm

[9] Кахк Ю., Сийливаск К. Ук. соч., С. 18.

[10] Битов А. Г. Птицы / Книга путешествий. М., 1986. С. 197.

[11] Крылов А. А. Кольцо управления. Л., 1987. С. 12-13.

[12] Андерсон П. Родословная абсолютистского государства. М., 2010. С. 209.

[13] Семёнов В. Ф. Ук. соч., С. 77-78, 81, 90, 92.

[14] Блок М. Феодальное общество. М., 2003. С. 429-436. (Блок также считал феодальной страной Японию).

[15] Семёнов Ю. И. Введение во всемирную историю. Выпуск 3. История цивилизованного общества (XXX в. до н.э. — XX в. н.э.)., гл. 4. https://scepsis.net/library/id_1944.html; Ермолаев С. А. Запад и Русь (спор о феодализме). https://scepsis.net/library/id_3215.html; Семёнов Ю. И. В. И. Сергеевич, его труд «Древности русского права» (»Русские юридические древности») и проблема исторического пути Руси-России. https://scepsis.net/library/id_2110.html

[16] Кахк Ю., Сийливаск К. Ук. соч., С. 18, 28; Нестеров Ф. Ф. Связь времен. М., 1987. С. 147-148.

[17] Хомский Н. Прибыль на людях. М., 2002. С. 42.

[18] Андерсон П. Переходы от античности к феодализму. М., 2007. С. 205, 244-247.

[19] История политических учений (под ред. проф. К. А. Мокичева). М., 1971. Ч. 1. С. 147, 153-154, 247-248.

[20] Пребиш Р. Периферийный капитализм: есть ли ему альтернатива? М. 1992.; Амин С. Траектория исторического капитализма и призвание марксизма в «третьем мире». https://scepsis.net/id_3642.html

[21] Тарасов А. Н. Фашизмов много. https://scepsis.net/library/id_523.html

[22] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 137-138.

[23] Тарасов А. Н. О «безмолвствующем народе» и «социальном взрыве, которого все нет и нет» https://scepsis.net/library/id_121.html

[24] Оруэлл Дж. Чарльз Диккенс / Эссе, статьи, рецензии. Пермь, 1992. С. 93.

[25] Блок М. Ук. соч., С. 359

[26] Нестеров Ф. Ф. Ук. соч., С. 25-26, 80, 138.

[27] Там же. С. 63.

[28] Семёнов В. Ф. Ук. соч., С. 79-81.

[29] см. «Хроника Генриха Латвийского»

[30] Переслегин С. Б. Детектив по-арканарски // Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом и др. романы. М. — Спб., 1997. С. 8 -10.

[31] Калевипоэг. Эстонский народный эпос в пересказе Эно Рауда. Таллин, 1978. С. 92.

[32] Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XIII — XV вв. Л., 1966. С. 32-35.

[33] Там же. С. 30.

[34] см. Окшотт Э. Археология оружия: от бронзового века до эпохи Ренессанса. М., 2004.

[35] Там же.

[36] Маслов А. А. Удел терпеливых / Техника молодежи. 1990. № 11. С. 41.